адрес: 123298, Москва,
ул. Берзарина, д.12, оф. 43
телефон: +7 (499) 750-09-28
факс: +7 (499) 750-09-28
e-mail: j-malumov@ya.ru
О бюро Успешные дела Персоналии Текущее сотрудничество Публикации Условия юридического обслуживания
О бюро Успешные дела Персоналии Текущее сотрудничество Публикации Условия юридического обслуживания

«Любое право подразумевает ответственность, каждая возможность - обязательство, любое имущество - чувство долга».



Джон Д. Рокфеллер
поиск по сайту
 

От частного и корпоративного к публичному интересу или наоборот…

А.Ю. Малумов, адвокат, к.ю.н.
Все чаще и чаще в нашей жизни мы сталкиваемся с необходимостью определиться, какое решение конкретной или абстрактной (надуманной) ситуации предпочесть? То, которое диктуют нам наше сознание, этические, моральные и правовые нормы либо корыстные или честолюбивые побуждения… Человек всегда пребывает в состоянии выбора и неопределенности до момента совершения деяния, направленного на достижение поставленных им целей. Соответственно, и общество, будучи структурировано через каждого человека, имеет определенную направленность своего развития и бытия. Таким образом, каждая социальная группа, являющаяся «ячейкой» общества, потенциально влияет на процесс развития государства в целом, а также своей «корпорации» (части общества, сформированного по принадлежности к социальной иерархии, материальному благосостоянию, профессиональной сфере, правовому статусу и т.д.).
Хотелось бы при рассмотрении тематики противопоставления интересов социальной «корпорации» государственным интересам немного обратиться к истории развития права: социальной теории Томаса Гоббса, основоположника теории «общественного договора».
Так, государство у Т. Гоббса рассматривается как осознанный результат договора между людьми, компактно проживающими на одной территории. Он придерживался принципа изначального равенства людей, которые впоследствии добровольно ограничили свои права и свободу в пользу государства, задача которого – обеспечение мира и безопасности. Данный «общественный договор» логически завершил естественное догосударственное состояние «войны всех против всех» (лат. – «bellum omnium contra omnes»). .
По-сути, развитием теории Т. Гобсса в современной России следует считать указы Президента Российской Федерации от 07.07.1994 «Об утверждении Программы становления и развития частного права в Российской Федерации» и от 17.12.1997 № 1300 «Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации» . В соответствии с указанными документами национальные интересы Российской Федерации, как государства, – это совокупность сбалансированных интересов личности и общества в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах жизнедеятельности. Интересы личности состоят в реализации конституционных прав и свобод, в обеспечении личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллектуальном развитии человека и гражданина. Интересы общества состоят в упрочении демократии, в создании правового, социального государства, в достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении Российской Федерации.
Рассматривая систему действующего российского права, возможно констатировать, что процессы гармонизации внутреннего конфликта между субъектами права (личность, общество и государство), описаны и зарегламентированы достаточно расплывчато. Вместе с тем именно обращение к проблеме конфликта между публичным и частным интересами в юриспруденции устойчиво развивается, т.к. через призму данного конфликта возможно разграничить критерии, баланс, место и роль права в системе общественных отношений. Дискуссия о необходимости дифференцировать право не по отраслям, а по субъектам его регламентации, носит в настоящее время весьма острый характер. Это основано на противопоставлении публичных и частных начал методов нормативно-правового регулирования.
Проблема соотношения публичного и частного начал в праве на сегодняшний день больше имеет общенаучную разработку, нежели юридическую. Хотя в правоприменительной практике, в т.ч. судебной, встречаются диспозиции и мотивировки, оперирующие данными понятиями.
Основными оппонентами разделения права по публичным и частным интересам являются приверженцы мнения, что соответствующее разделение содержит под собой политическую основу, а не правовую субстанцию. Таким образом, политический оттенок соотношения частного и публичного права не может быть исключен из дискуссии по данной проблематике, поскольку право как социальный феномен объективно находится в тесной структурно-функциональной связи с общественными отношениями. Вторые, наоборот, в поддержку своих идей приводят цель и значение права – сделать возможным мирное сожительство людей и развитие их взаимоотношений .
Автор разделяет вторую точку зрения. Именно поэтому, категория «интерес» в юридической науке, по его мнению, несет в себе особую значимость, являясь одной из основных социологических и юридических субстанций. «Интерес» содержит в себе причинно-следственную связь между объективными закономерностями и действиями людей, а также определяет порядок формирования мотивов их поступков , что в итоге влияет на баланс понятия «правонарушение»: либо оно есть, либо – оно недопущено. Также интересы отражают субъективную направленность норм права, вследствие чего они являются наиболее объективным критерием для разграничения публичного и частного начал в праве (вне зависимости от отраслей права).
Понятия публичного, общественного и государственного интересов в теории права часто употребляются как тождественные. На взгляд автора, с таким подходом согласиться нельзя. С одной стороны, отождествление понятий «публичный» и «общественный» обусловлено их семантическим сходством. Синонимом существительного «публика» в русском языке является «общество», еще большее сходство наблюдается в применении прилагательных «публичный» и «общественный». С другой стороны, эта дискуссия тесно связана с соотношением понятий «государство» и «общество», которые образуют собой совершенно разные субъекты права. В-третьих, наличие проблемы разделения публичных, частно-публичных и частных правоотношений усугубляется неоднозначным употреблением названных терминов (понятий) в источниках права . В-четвертых, в противоположности публичного интереса частному скрывается наличие либо отсутствие заинтересованности субъекта (человека или «корпорации»). А.В. Субочев, например, выделяет понятие «правовой нормы», от которой, во многом, зависит реализация конкретных интересов государства, общества и личности , т.к. она является, с одной стороны, формой воплощения интересов государства по отношению к обществу и личности, с другой стороны, является формой защиты субъекта, на который обращено ее действие .
В то же время «интерес» приобретает юридический характер, а не общенаучное понятие, только в случае его охраны со стороны закона, т.е. когда он находится в правовых рамках. Дополнительно хотелось бы отметить, что практическое использование механизма разделения права не по отраслям, а по сферам его регламентации, несет в себе очевидный плюс: правовые отношения раскрываются по направлению к его субъектам. История развития философии права явно демонстрирует, что законодатель, регулируя и модернизируя правовые нормы по отраслям права, в конечном итоге, преследует направленность конкретных норм на определенный им субъект. Будь то личность, общество или государство в целом.
Общеотраслевой принцип «законности» в отстаивании «интереса» традиционно распространяется на интересы всех субъектов права: в отношении личности и общества – это правосудие, в отношении государства – это механизм принуждения социальных «корпораций» к определенному поведенческому типу. При этом отдельные социальные «корпорации» выступают проводниками процесса принуждения, например, сотрудники правоохранительных органов, органов прокуратуры, судейского сообщества. Тем самым, в определенный момент происходит слияние отдельных интересов государства и определенных социальных «корпораций».
В этой связи постоянно проявляется вопрос баланса соотношения частного и публичного права, т.к. не всегда между ними достигается «золотая середина» (лат. - aurea mediocritas). Зачастую в отечественной практике приоритет отдается публичным интересам в ущерб частным. Государство руководствуется принципом законности при особой значимости публичного интереса, который в отличие от частного, призван обеспечить основы правопорядка как условия существования самого государства, так и гарантировать нерушимость отдельных базовых интересов личности и общества. Данный подход мотивируется законодательным ограничением прав и свобод личности и социальной «корпорации» в целях недопущения их нарушения. Это лицемерие позволительно государству, т.к. в его руках сосредоточена законодательная власть над обществом. В этой связи явным лукавством является декларативность статьи 2 Конституции Российской Федерации. В ней устанавливается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.
В данной причинно-следственной связи явно прослеживается основание для определения интересов личности в качестве базиса. Тогда как интересы общества и государства – это надстройка при функционировании механизма осуществления властью функции управления обществом и личностью (в контексте конкретной социальной «корпорации»). Поэтому законодатель идет дальше.
В части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации государство проводит идеому, что права и свободы человека и гражданина, т.е. все то, что является «интересом» личности и общества, могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты…прав и законных интересов третьих лиц. Под такое определение очень удобно подвести и «интересы» публичных образований: органов государственной власти и (или) органов местного самоуправления.
Таким образом, нарушение частных интересов в угоду публично-правовым интересам неприемлемо и недопустимо. Нормы, конструкция которых допускает возможность таких нарушений, должны быть подвергнуты соответствующей законодательной корректировке. Ограничение субъективных прав должно осуществляться в определенных границах, четко установленных в правовой материи с учетом соблюдения как публичных, так и частных интересов. Иначе такие ограничения превратятся в узаконенный произвол. Ведь по своей сути государство облечено практически неограниченной властью, и (по сравнению с властными полномочиями государства в лице его органов) социальной «корпорации», не входящей во властные структуры, нечего противопоставить государству, кроме декларативных прав в соответствующих нормативных правовых актах, изданных снова же государством. Следовательно, должно быть найдено разумное сочетание частных и публичных интересов в каждой конкретной области права .
Социальная «корпорация» - это часть общества, объединение людей, в конкретном регионе, не всегда связанная принадлежностью к одному государству. Такая форма, по своей сути, неизбежно противопоставляется государству. Это извечное противопоставление, основанное на отстаивании собственных интересов, зачастую противоречащих государственным. Это порождает ответную реакцию государства, как законодателя, отрегулировать свои отношения с «корпорацией». Таким образом, право становится оружием государственных интересов против общественных. В этой связи проявляется роль общественного мнения как источника правовых норм – основы взаимодействия личности, общества и государства.
Г. Гегель высказывался: «Правовые законы – это законы, идущие от людей» . Тем самым, он предполагал, что социальная «корпорация» как представитель интересов объединяющих в себя людей может и должна выступать в качестве проводника соответствующих идей через основной механизм власти – законотворчество. Видимо поэтому в части 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации определено, что она имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации, а законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.
Таким образом, одной и составляющих законотворческого процесса является общественное мнение: субъективный компонент определенной социальной «корпорации». В этой связи становится важным проведение данной группой своих «интересов», т.е. ценностно-нормативных ориентиров своего развития. Иначе государство просто-напросто разрушит опальную социальную «корпорацию».
На основании выше сказанного возможно сделать следующие выводы:
1. Государство как законодатель через правовые инициативы постоянно принуждает личность и общество к определенным формам поведенческой модели.
2. Государство постоянно ограничивает «интересы» социальных «корпораций», не относящихся к органам власти.
3. Одним из возможных способов защиты «интересов» социальных «корпораций» является их инкорпорирование во властные структуры для получения возможности законодательной инициативы.
4. В правоприменительной практике существуют сложности в соблюдении баланса публичных и частных начал правовой науки из-за наличия субъективного умысла отдельных социальных «корпораций».

Федеральная палата адвокатов

Московская палата адвокатов

17 апреля 2018 года Бюро отметило свой 10-летний юбилей со дня основания. Поздравляем адвокатов и сотрудников Бюро с этим замечательным событием.

ООО «Жилком-ИТ», 100-процентное дочернее общество Адвокатского бюро "Малумовы и партнеры", по результатам ранжирования официальной отчетности за 2013-14 гг. вошло в ТОП-100 предприятий Российской Федерации в области права.

В ноябре 2013 года адвокаты Бюро прошли обучение в рамках программы по аттестации членов российского адвокатского сообщества в соответствии с требованиями Калифорнийской палаты адвокатов для сдачи BAR-экзамена в США

Управляющий партнер Бюро прошел обучение по программе сертификации юрисконсультов для системы предприятий ТЭК

Адвокатское бюро "Малумовы и партнеры" по результатам ранжирования официальной отчетности за 2011-12 гг. заняло 81-е место среди российских предприятий в области права.

Решением Общего собрания Российского газового общества от 25.04.2008 г. Малумов Александр Юрьевич - партнер Адвокатского бюро «Малумовы и партнеры» - избран в судьи постояннодействующего Третейского суда при Российском газовом обществе.

17 декабря 2008 приказом Министерства промышленности и торговли Российской Федерации № 428 партнер Бюро Малумов Александр Юрьевич назначен заместителем Председателя Экспертной комиссии по проведению экспертизы проектов федеральных законов - технических регламентов.

 

© 2008 Адвокатское бюро «Малумовы и партнеры»